На главную

    Свой взгляд на столицу и не только

 

 

 

Премьера на сцене Первой студии Театра Вахтангова: "Чужая жена и муж под кроватью".

« Назад

29.01.2017 08:24

Текст: Слава Шадронов

Фото: Дмитрий Дубинский (все снимки кликабельны)

 

Режиссёр спектакля Екатерина Зонненштраль - второкурсница Щукинского института, ученица Юрия Погребничко. Включение в репертуар хотя бы и студии, но при таком театре, как Вахтанговский, обещает от опуса студентки, которой ещё так далеко до диплома, нечто сенсационное.

Но объявлять девушку вундеркиндом и будущей звездой новой режиссуры я бы не спешил, легко сглазить.

 

Все билеты распроданы вплоть до 25 марта.

 

DUB_1345

 

То есть она уже вполне зрелая личность, очевидно, и определёнными основами профессии явно владеет, для студийного упражнения "Чужая жена..." - задание, выполненное на пятерку.

Но на самостоятельное, тем более оригинальное высказывание - по-моему, не тянет.

Смотрится, однако, очень хорошо, час (58 минут, засекали строгие фотографы, а я с ними на дневном прогоне смотрел) пролетает быстро.

При этом успеваешь проникнуться симпатией к исполнителям - впрочем, они-то как раз уже, по крайней мере лично мне, давно знакомы.

 

DUB_1481

DUB_1399

DUB_1741

 

Патологического ревнивца Шабрина, которого подозрения приводят под кровать к чужой жене, да ещё не одного, а с "попутчиком", играет Юрий Цокуров.

Он, как и остальные участники спектакля - выпускник мастерской Александра Коручекова, опять-таки из Щуки, единственный с курса, кто после диплома был официально принят в студию театра им. Вахтангова.

Играет Питера Пэна в постановке Коручекова, но я "Пэна" смотрел с другим составом, а Цокурова отметил для себя в роли Рогожина из "Рыцаря бедного" по главам "Идиота" Достоевского, которого Коручеков делал со своими студентами в институте.

 

DUB_1224



Комичные ситуации сменяются словно в калейдоскопе, молодёжь превосходно двигается и, что гораздо реже сегодня доводится наблюдать у вчерашних театральных студентов, неплохо владеет сценической речью (особенно основной партнер Цокурова по спектаклю Арсений Зонненштраль в роли Творогова - он же, кстати аранжировщик музыки, автором которой числится Цокуров - в "Рыцаре бедном" они также выступали в аналогичном качестве), но о выходе на серьёзные, осмысленное обобщения, на проблему человеческого несовершенства, его не только фарсовых, но и трагикомических аспектов, в инсценировке речи нет.

 

DUB_1472

DUB_1549



Как целое студийный опус для достоевского "скверного анекдота" слишком уж "чистенький", "светленький", он отлично смотрится именно как студенческий этюд, пусть и развёрнутый в почти полноформатный одноактный спектакль.

Иначе как набор экзерсисов спектакль Екатерины Зонненштраль мне воспринимать пока что трудно, хотя бы в сравнении, например, с уже не существующим, кажется, да и не слишком выдающимся, но всё-таки "настоящим", "придуманным" спектаклем Михаила Левитина "Под кроватью" на том же материале ранней прозы Достоевского в "Эрмитаже".

 

DUB_1578

 

Режиссёр Екатерина Зонненштраль о спектакле (http://www.vakhtangov.ru):

 

"Рассказ «Чужая жена и муж под кроватью» - раннее произведение Достоевского. Он составлен автором из двух отдельных рассказов «Чужая жена» и «Ревнивый муж».

В каком-то смысле, этот текст - ирония автора над популярными в то время легкомысленными водевилями.

Диалоги легки, почти анекдотичны. Однако сама тема рассказа - ревность и страсть, доведённая до сумасшествия - была для Достоевского очень серьёзной, больной.

Мысли о ней не покидали его на протяжении всей жизни. Это связано, в том числе и с отношениями в семье родителей: отец Достоевского мучил ревностью свою жену (мать Федора Михайловича), от чего она страдала, ведь любила его по-настоящему преданно. Позже, в расцвете своего творчества, уже зрелый Достоевский вернётся к этой теме в рассказе «Вечный муж». Но здесь он напишет уже не лёгкий водевиль, а практически трагедию в самых реалистичных выражениях. 

Нам было интересно поработать с текстом «молодого» Достоевского.

Здесь его язык ещё не совершенен с точки зрения мастерства, но свеж и откровенен в своей наивности.

Мы попытались разобраться в нём с помощью языка театра. Эксперимент чист и проводится прямо на ваших глазах.

Никаких декораций. Только сцена, пять актеров, зритель и … игра.

Игра, которая в процессе спектакля становится откровением".

 

DUB_1596

DUB_1240

DUB_1237

DUB_1372

DUB_1249

DUB_1314

DUB_1709

DUB_1657

DUB_1432

DUB_1331

DUB_1213

Сохранить

Сохранить


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: