На главную

    Свой взгляд на столицу и не только

 

 

 

Игорь Бурдонов: Часть I - Сказки московского метро или о Чём не говорил Ци Се.

« Назад

08.03.2015 09:48

Наш автор Игорь Бурдонов знает множество любопытных историй, в том числе - про метро.

А уж просходили ли они на самом деле, или нет - решать вам, дорогие читатели. 

Кстати, свои истории вы можете присылать на нашу почту: oknovmoskvu@mail.ru

 

5233_l

 

Космический корабль прилетает и улетает.

 

Станция «Таганская-кольцевая» очень глубокая, поэтому там два эскалатора: внизу длинный, наверху короткий, а между ними круглая площадка.

Как-то поздно вечером студент Натанзон поднялся на круглую площадку и увидел человека, который сидел на корточках у стены, весь трясся и что-то бормотал.

Народу в это время в метро почему-то совсем не было. Натанзон подумал, что человеку стало плохо, и хотел подойти к нему. Но тот замахал руками, показывая жестами, чтобы студент отошёл к стене. Тут раздался громкий скрежет и гранитные плитки, которыми выложена площадка, зашевелились.

Белые стали опускаться вниз, а красные – подниматься вверх. Получилось что-то вроде сот, из которых в потолок ударил яркий столб света. На потолке было синее небо с белыми звёздами, и развевался красный флаг.

Но это была картина, которую студент каждый день мог видеть, когда возвращался домой, если ему случалось поднять голову. Когда свет достиг красного флага, купол раскрылся как диафрагма, и стало видно тёмно-синее ночное небо с белыми звёздами.

А вместо красного флага вниз опускался космический челнок, тоже красного цвета. Он аккуратно прошёл отверстие и замер на красных плитках пола. Из корабля вышел инопланетянин в серебристом скафандре.

Человек, что сидел на корточках у стены, перестал трястись, встал и подошёл к тому, что в скафандре. Они обнялись и как-то незаметно обменялись одеждой. Прилетевший инопланетянин отошёл стене и сел на корточки, а другой скрылся внутри корабля. Снова ударил столб света, и корабль взмыл в космос.

Дыра в потолке закрылась: снова развевался красный флаг на фоне синего неба. Плитки пола опять пришли в движение и тоже встали на свои обычные места. Всё закончилось. Инопланетянин встал, коротко кивнул Натанзону и, перепрыгивая через ступеньки, взбежал по эскалатору наверх.

Студент пытался его догнать, но, когда вышел на Таганскую площадь, того и след простыл. Об этом мне рассказывал сам Натанзон много лет спустя, когда он уже стал доцентом и читал лекции по астрономии. Он говорил, что, наверное, застал смену инопланетных вахтенных, несущих дежурство на планете Земля.

И, хотя ещё многие годы Натанзон поднимался вечерами по эскалатору на станции «Таганская-кольцевая», ничего такого больше не видел. Вопрос ведь в том, сколько длится такая космическая вахта.

 

Проспавшие конечную станцию.

 

В советское время дети жили летом в пионерлагерях. Когда в палате становилось темно, начинали рассказывать страшные истории. В одном из таких рассказов повествовалось о том, что происходит с людьми, которые засыпают в поездах метро и пропускают конечную станцию.

Когда поезд въезжает в депо, людей будят, вытаскивают из вагонов и сажают на цепь. После этого они проводят долгие годы под землей, работая и ремонтируя те загадочные механизмы, которые приводят огромный организм метро в движение.

Всё это время они находятся как бы в трансе, потому что им что-то подсыпают в еду. Когда они стареют и уже не могут работать, они в один прекрасный день просыпаются в переполненном вагоне, посреди людей, едущих на работу.

Они ничего не помнят о своей жизни под землей, просто им становится ясно, что еще вчера они были молоды и полны надежд, а сегодня старики. Их жизнь окончена, и они совершенно не понимают, что же произошло между вчера и сегодня.

Эту историю рассказал Виктор Пелевин, а я прочитал её в интернете по адресу, который уже не существует: http://www.metro.ru/tales/39.html. Конечно, всё это выдумки. На самом деле, те люди не работают на ремонте механизмов метро.

Для этого существуют рабочие-специалисты, которые получают зарплату за свой труд. Те, кто проспал конечную станцию, попадают в трюмы космических кораблей, каждый день с конечных станций метро отправляющихся на другие планеты примерно в 2 часа ночи.

Вот там они и работают, но, конечно, не на цепи, а вполне добровольно. На других планетах условия труда и жизни гораздо лучше, чем на Земле. Но там действует строгий межгалактический закон: человек должен умереть там, где родился.

Иначе нарушаются его естественные права. Поэтому, когда люди становятся старыми, их отправляют обратно на Землю и сажают в поезда метро. То, что они ничего не помнят, объясняется релятивистской психологией, которая учёным Земли пока ещё не известна.

 

Голая женщина выпрыгивает из темноты.

 

Гражданин Шелехов ехал как-то в метро от «Арбатской» до «Багратионовской». Он стоял в самом начале первого вагона. И вдруг за дверью снаружи за стеклом видит руку: … она стучит в стекло!

Все вокруг (и Шелехов тоже) в недоумении, кто-то в шоке – глаза круглые и в них ужас, кто-то догадался уже – и смеётся… Оказалось – машинисты развлекались: прицепили резиновую перчатку на какую-то палку и, высунув её в окно, стучали по двери снаружи.

А сами в это время наблюдали за реакцией пассажиров в дверь между кабиной и вагоном, предварительно процарапав дырочку в закрашенном краской окне на двери. Вот такие весёлые машинисты попались.

Об этом рассказал сам гражданин Шелехов, а я прочитал в интернете по адресу http://www.metro.ru/tales/42.html (ссылка, увы, уже не работает). Могу только добавить, что на перегоне «Арбатская – Багратионовская» такие смешные (а иногда и не очень смешные) истории происходят регулярно.

Вы знаете, что в туннелях метро встречаются разные переходы, ниши и двери. Один раз поезд притормозил около такой ниши, а оттуда вдруг  выпрыгнула голая женщина. Она вцепилась руками в поручни двери вагона и так проехала до следующей ниши.

Там соскочила и скрылась в темноте. Всё это видел фармацевт Гуридзе. Он вышел на «Багратионовской», поднялся по эскалатору и, всё ещё покачивая головой от удивления, направился к дверям. Но тут его остановили: «Гражданин! Предъявите документы!».

Фармацевт смотрит: а это та самая женщина, но только не голая, а в милицейской форме. Он не удержался и говорит: «Это Вы были голая в туннеле?».

За это гражданину Гуридзе пришлось целый час просидеть в участке, объясняя, что он не пьян, наркотики не употребляет и в психдиспансере на учёте не состоит.

А милицейская женщина сидела напротив него, составляла протокол, сверкала глазами и показывала фармацевту зелёный раздвоенный язык. Этим она давала понять, что тут замешана инопланетная политика, и гражданину Гуридзе не следует лезть не своё дело.

 

Инопланетяне в красных плащах всех поубивали.

 

Профессор Петров возвращался домой с банкета уже заполночь. Он ехал в третьем вагоне от головы поезда. На перегоне «Бауманская» – «Курская» состав вдруг остановился в туннеле, и стоял там минуту. Никаких объявлений по радио не было.

Вдруг двери открылись, и вошли инопланетяне в красных металлических плащах. Они громко свистели и стреляли из бластеров. Поубивали всех пассажиров, стены и пол были залиты кровью. Петрова спасло только то, что он был в стельку пьян, и его приняли за уже убитого.

Потом инопланетяне вышли, двери закрылись, и поезд поехал дальше. Когда появилась станция «Курская», всё вдруг исчезло: и люди, и кровь. Профессор оказался один в вагоне.

К тому времени он протрезвел и пулей выскочил на платформу. Потом профессор Петров несколько раз встречал этот поезд и замечал, что люди стараются не садиться в третий вагон, хотя он уже ничем не отличался от других вагонов, только был немного светлее.

Эту историю мне рассказал сам Петров, когда мы с ним вместе, возвращаясь с очередного банкета, сели в поезд на «Электрозаводской» и поехали к центру. Так получилось, что сидели мы тоже в третьем вагоне, и я сказал: «Смотри, какой светлый вагон». Тогда он мне всё это и рассказал.

 

Бронзовые люди выходят из ниш. 

 

На станции «Бауманская» в нишах стоят в полный рост бронзовые скульптуры воинов, партизан и тружеников тыла времён Великой отечественной войны.

Каждый год 22 июня в самый час пик они выходят из своих ниш и смешиваются с толпой. Одни сразу же идут к выходу, поднимаются по эскалатору, гуляют по Бауманской и Бакунинской улицам, а потом возвращаются обратно.

Другие садятся в поезд, чтобы доехать до «Площади Свердлова», там выйти и погулять по Красной площади. Теперь станцию «Площадь Свердлова» переименовали в «Театральную», а бронзовые люди об этом не знают и едут дальше.

Они всё ждут, когда же объявят «Площадь Свердлова» и в результате доезжают до конечной станции «Парк Победы». Но это им даже лучше – они гуляют по Поклонной горе. Отличить их очень легко: их лица и руки покрыты характерным южным загаром бронзового оттенка.

А ещё они одеты не по сезону тепло, так что многие думают, что это гости из южных стран, для которых московское лето всё равно, что зима на родине.

Некоторые общительные москвичи пытаются заговорить с ними на международном английском языке, но те сразу пугаются. А если обратиться к ним по-русски, охотно вступают в диалог. Об этом мне рассказывал Николай Сергеевич Васильев, старый фронтовик, дошедший до Берлина.

Он каждый год 22 июня приезжает на станцию «Бауманская» и общается со своими ровесниками. Рассказывает им, чем война закончилась, и что было потом.

 


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: