На главную

    Свой взгляд на столицу и не только

 

 

 

Василий Бурандасов. "Ведь я думал - поживу..."

« Назад

02.10.2017 10:19

Автор: Василий Бурандасов

 

Так бывает - каждый день, как уже прошедший. С мелкими поправками. Именно – мелкими.

Словно кто-то включает огромный копировальный аппарат и он, шумно шелестя, копирует один и тот же день, повторяя всё без подробностей.

И так уходят годы - под тихим или тревожным, иногда неспешным, иногда торопливым, но не останавливающимся ни на миг листопадом отрывных календарей…

 

12

 

Мы стареем, вряд ли становимся лучше, вокруг нас меняется жизнь и всё чаще замечешь, что уже не поспеваешь за всем, что привычно, знакомо нам - понятное куда-то исчезло, а на его место неотвратимо приходит непривычное, незнакомое и непонятное…

И этого чужого и нового становится всё больше и больше, и оно агрессивно, оно трактором давит всю привычную обстановку, такой привычный мир вокруг, не оглядываясь, не вникая, не останавливаясь.
Пожалеть.

И так хочется оставить себе хоть что-то привычное, неизменное, уютное, тёплое, оставить с собой навсегда, пусть и под недоумёнными взглядами окружающих.

 

FineSafeFieldmouse-max-1mb

 

И незаметно ровесников становится всё меньше и меньше… А дети твоих близких уже выросли и вдруг стали взрослыми, и вот они уже показывают тебе фотографии своих детей, и сидят по общим торжественным и не очень поводам рядом с тобой, совсем так же, как сидели когда-то давно, в другой жизни, их родители…

И ты ощущаешь себя каким-то осколком вчерашнего и прошедшего; эдакий старый зуб, который всё никак не хочет выпасть вслед за своими близнецами…

А сами ушедшие так явно пока ещё напоминают о себе - фотографией на столе, общими чертами в лицах, либо характерах детей или же просто незанятым стулом…

Люди уходят тихо, и ровесники, оказывается, тоже.

 

giphy

 

Тебя всё больше окружают совсем молодые люди, и ты уже чувствуешь – вот оно – пора, пора, дружочек, уступать место, не вечно же и тебе сидеть, перегораживая путь…

Но что-то внутри всё равно не понимает: как же так – вот я вчера, совсем только вчера сам был таким молодым! Куда, куда это вдруг ушло? И почему так неожиданно быстро? Ведь я думал – поживу, и вот скоро уже, она придёт, настоящая моя жизнь, надо лишь чуть-чуть подождать и всё – всё будет.

Но время закончилось, лето тихо сменялось осенью, осень – зимой и так по кругу, по кругу - и всё было трудно, и всё каждый раз что-то не ладилось, а сегодня ты проснулся и понял, что тебе уже сильно «за», и молодость ушла и зрелость… А ты никуда так и не пришёл, а если и пришёл – всё это так ничтожно и неважно…

Время ушло…

И тебе пора уже…

Хватит обманывать себя и окружающих.

И бывая нечасто на кладбище - невольно ищешь глазами даты ровесников и отмечаешь тех, кто не дожил до твоих лет, и почему-то на душе становится проще и спокойнее… «А я вот уже дожил… Уже хорошо…».

И крутится, крутится в голове: «видиши бо, яко сильнии и младии умирают…».

Осторожно прикидываешь себе ещё лет пятнадцать-двадцать на будущее - надо пожить, надо дожить, хорошо бы увидеть…

А потом умирают самые родные люди. Самые близкие.

И остаёшься совсем один. Вокруг новый холодный металлический мир – и уже смотришь на будущее по-другому, не загадывая на многое, не рассчитывая надолго и не сильно огорчаясь этому…

Но остается радость общения – внуки и это тепло маленькой ладошки в твоей руке, и торопливый голосочек, который куда-то зовёт пойти вместе, что-то по-детски важное увидеть, и обнимающие тебя маленькие ручки…

 

4

 

Тогда закрываешь глаза и понимаешь, что такие минуты – это и есть счастье…

Оно согревает своим тёплым светом всего сразу – и хочется продлить эти мгновения, и хочется побаловать ту частичку тебя, которая останется жить, когда тебя уже не будет, хочется завтра снова ощутить тепло этой ладошки и выслушать такие громадные важные торжественные детские новости…

И поймать себя на мысли, что эти пальчики в будущем, возможно, закроют тебе глаза, когда придёт твой час.

И в этом, конечно, великое благословение Божие - что твои глаза закроют не чужие холодные руки…

Да, в этом тоже есть счастье.

Вообще, с возрастом понимаешь, что счастье ближе, чем думал раньше. Что оно в самых невидимых мелочах, вроде небольшого букетика лесной земляники, подаренного внучкой…

Вроде детского рисунка «Мама, папа, я вас очень люблю!», вроде счастья тихой молитвы, когда хочешь просто благодарить Того, кто дал тебе эту жизнь, кому ты плакал и кого не понимал, кого просил и кого ждал. Всю жизнь.

Мы вернёмся к себе домой и прежнее пройдёт, как сон, и мир будет новым, и мы все изменимся, и будет самая главная встреча. Лицом к лицу. С тем, кого мы в молитве зовём Отцом…

 

1


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: