На главную

    Свой взгляд на столицу и не только

 

 

 

Женский космос Лены де Винне

« Назад

29.11.2014 13:00

 

Текст: Мария Дубинская

Фото: Дмитрий Дубинский; архив Лены Де Винне

 

Космическая Лена. Именно так хочется называть москвичку Лену Де Винне, которая уже больше двадцати лет не живёт в родном городе, но часто сюда приезжает.

Это персона поистине космического масштаба, как в прямом, так и в переносном смысле слова. Лена необычайно позитивный человек, обезоруживающе открытая и столь же прямолинейная, космически разносторонняя и деятельная.

Она пишет стихи и книги, занимается благотворительностью. А вдобавок, замужем за национальным героем Бельгии – известным астронавтом, виконтом Франком Де Винне, первым европейским командиром Международной космической станции.

Поводом для нашей встречи с Леной стала презентация в ЦДЛ её «Космической азбуки», совершенно уникального издания для маленьких детей. Но – обо всё по порядку.

 

  _DUB4521

 

- Лена, я знаю, что в интервью вы не любите говорить о личном, к тому же, составить представление о том, чем живёт семья Де Винне можно, прочитав ваш увлекательный и такой трогательный бестселлер «Дневник жены космонавта. 3, 2, 1… Поехали!», который в России был опубликован три года назад. И всё-таки невозможно не спросить: как же выходят замуж за космонавтов?

 

- Просто так сложилась моя жизнь. Пятнадцать лет моя профессиональная жизнь была связана с Европейским космическим агентством (ЕКА). Я была менеджером проектов по коммерческому развитию пилотируемой космонавтики и образовательным программам.

А вообще, в свое время я окончила Московский энергетический институт, по образованию дипломированный инженер. За моими плечами также Европейский институт в Гааге — степень MBA, а в Университете Южной Калифорнии я защитила диссертацию по психологии. В нашей с Франком истории не было ничего необычного: мы познакомились на работе, и случился служебный роман. Да, профессия мужа странновата, но в остальном мы такие же супруги, как и все остальные.

 

- И каково это – быть женой человека, который за сутки совершает 16 оборотов вокруг Земли, находясь при этом, как вы написали в своей книге, в «умной консервной банке»?

 

- Я сразу хочу уточнить: Франк работал на орбите два раза и больше не полетит. В Европейском космическом агентстве сейчас тренируют новое поколение астронавтов. Заканчивается полет Александра Герста, второго из этого поколения.

В ноябре произошёл старт единственной на сегодняшний день женщины-астронавта ЕКА Саманты Кристофоретти. А Франк теперь руководит Европейским центром подготовки астронавтов. К тому же, его мама не разрешает ему больше летать, она слишком сильно волнуется…

В целом, могу сказать, что статус жены космонавта учит дисциплине и самоконтролю. С одной стороны я категорически не приемлю никаких ограничений и делаю и говорю все, что считаю нужным и правильным. Так уж получилось, что с раннего детства я не умела ни молчать, ни быть незаметной.

С другой стороны, понимаю, что моя репутация в Бельгии отражается и на муже. Я же «русская жена», а это в представлении иностранцев добавляет к портрету личности определенные штрихи. Соответственно, стараюсь быть более сдержанной, аккуратнее выражать свои мысли и эмоции, впрочем, без отказа от них.

 

- Вы издали несколько книг со своими стихами, кстати, очень самобытными и интересными. А как вдруг взялись за прозу и стали писателем?

 

- Мне всегда нравилось не только читать. Я мечтала о том, что однажды и сама смогу писать что-то, что будет интересно другим, тем более, отец был журналистом. Стихи пишу давно. Многое ко мне приходит во сне, даже порой засыпаю с блокнотом и ручкой у изголовья.

Но душа требовала «крупной формы». А какая уж тут проза, когда вокруг меня многие годы была проза жизни - корпоративный мир, скажем так, далекий от литературного творчества. Европейское космическое агентство это ведь, по сути, огромный офис. И, уже будучи замужем за Франком, я стала наконец понимать, что подул ветер перемен, и что хоть мне вовсе нескучно живется, но с корпоративщиной пора завязывать.

К тому моменту мне надоела и та жизнерадостная дребедень о Москве, которую я как-то начала было писать – этакий «Секс в большом городе», где первого значительно меньше, чем второго. Словом, я пребывала в замешательстве – жажду писать, но о чем же? Хватит ли мне сил, таланта и наглости, чтобы придумать что-нибудь действительно оригинальное и стоящее?

А тут Франк с коллегами улетел на орбиту, на МКС. И во время очередного сеанса связи, ребята и говорят мне: Лена, а пиши про нас! Как вы понимаете, мальчикам, находящимся в космосе, не отказывают. И я честно засела писать. Оказалось, что книга-то внутри меня и вправду зрела, просто не та чепуха про будни мегаполиса и его закулисье, а совсем иная история – о буднях семей, которые ждут возвращения мужа, сына, отца из длительной «командировки» в заоблачные дали.

Я писала про нюансы из жизни шести человек, трёх членов экипажа и их жен, которых разделяет космос, не забывая и о важных технических подробностях. То есть эта книга – не сантименты и женский взгляд на ситуацию, как кто-нибудь может подумать, но вещь, наполненная практической информацией профессионального толка, написанной на популярном языке, понятной любому, кого интересует тема.

Это и стало пробой пера. Результат меня вдохновил. Книгу перевели на фламандский, французский, русский… Я знаю, что её читают, она нравится. Часто слышу лестные отзывы, что, безусловно, приятно.

 

cover Lena Deninitief French TEST6

 

- Постойте: как это – перевели на русский?

 

- Здесь весьма любопытная история приключилась. Аэрокосмический мир говорит по-английски. Дома мы с Франком разговариваем преимущественно на английском, хотя иногда переходим на фламандский или на русский. Но про космос я думаю исключительно на английском, поскольку на космическую тему по роду деятельности общалась и общаюсь чаще всего на нем.

Мои внутренние диалоги, связанные с работой, почти всегда идут на английском. Поэтому свою книгу я и писала на языке, на котором думаю. В оригинале она, к слову, называется My countdown – то есть «Мой обратный отсчёт», ведь фабула заключалась в том, что муж на полгода улетел в космос, а я осталась тут, на Земле, и книга – это своего рода летопись дней, прошедших с момента пуска до момента посадки. Но основное, конечно, не это, а человеческий рассказ о жизни людей, которых почему-то считают не совсем людьми. А на самом деле все — просто люди. Некоторые — с необычными профессиями. Но людьми они от этого быть не перестают.

Мое первоначальное название и было «Человеческая история о полете человека в космос». Так вот, когда мне предложили выпустить ее в России, я уже эту историю благополучно пережила, страница была перевернута и у меня не было ни сил, ни желания заниматься переводом на русский. Меня заверили, что перевод сделают блестящие филологи-переводчики. Однако когда прислали вариант этого перевода, я поняла, что так не пойдет. По многим причинам. И пришлось все-таки переводить самой.

В итоге русская версия книги несколько отличается от английской, поскольку, раз уж я взялась адаптировать собственный текст, то позволила себе вдоволь раскрасить его русскими культурными кодами – теми «фишечками» из культурно-исторического контекста, которые ясны только тем, кто жил и живет в России.

 

- Насколько я понимаю, вы - родоначальница жанра. По крайней мере, в нашей стране. В том смысле, что до вас эта ниша – жизнеописание от лица возлюбленной мужчины, работающего за пределами планеты, не была освоена.

 

- Пожалуй, вы правы. Так уж, видимо, звезды расположились. За рубежом книги подобного рода есть – жены астронавтов миссий «Апполон» что-то писали; есть и книга про станцию «Мир», правда, её написал отец американского астронавта Майкла Фоула. А в России, очевидно, мой «Дневник» стал первой такой ласточкой про МКС.

Журналист Юлия Новицкая, жена космонавта Олега Новицкого, тоже недавно написала книгу о жизни с космическим мужчиной, это было в контексте его недавнего полета. Вообще, хочу отметить, что жена – это жена, а автор – это автор. Жен космонавтов много, но писать ведь могут и хотят не все, согласитесь. Это и не нужно! Каждый должен заниматься тем, что у него естественным образом получается.

Вслед за этой книгой, которую условно называю книгой для взрослых, я написала книжку для детей младшего и среднего возраста «Мой папа —  космонавт», где главной героиней стала Настя, дочка космонавта Романа Романенко, ей сейчас 12 лет. А в этом году, 30 сентября, я провела в Москве в ЦДЛ презентацию своей третьей книги для самых маленьких, она называется «Космическая азбука».

 

_DUB4512

 

- Это удивительная книга. Замечательные детские стихи, в которых вы так просто рассказываете о сложных космических вещах, и, конечно, роскошные иллюстрации. Я считаю, это невероятно оригинальный и очень нужный проект, способствующий, помимо всего прочего, патриотическому воспитанию. И, конечно же, это прекрасная реклама для «русского космоса»!

 

-  Спасибо. А за иллюстрации нужно благодарить моего давнишнего друга и постоянного соавтора – художника Дениса Трусевича. Все эти фантастические буквы — трехмерные макеты из картона, стилизованные под космические агрегаты – его работа.

 

- Вы уже, наверняка, нарасхват: звонят из школ, министерства образования, скупают тираж…

 

- Что вы. Пока нет. Я сама напечатала экземпляры книги к своему вечеру в ЦДЛ. А на самом деле, «Космическая азбука» действительно прекрасное образовательное пособие. Я же своей книгой помогаю продвигать русскую культуру и историю, укрепляю, как нынче модно говорить, духовные скрепы, которые называю «душевными скрепками».

Я искренне уверена в том, что космос и культура – это прекрасная национальная идея. И если не настаивать на обратном, они могут находиться вне политики, и сближать людей, как ничто другое. Надеюсь, эту книгу оценят те, в чьей власти распространение по школам, детским садам, кружкам… Так что, я открыта для предложений.

Кстати, в фейсбуке по словосочетаниям «Космическая азбука» и Space Alphabet можно найти страничку, посвященную моей «азбуке».

(https://www.facebook.com/SpaceAlphabet?fref=ts)

 

DSC00138[1]

 

- Однажды вы сказали, что при всей вашей любви к космосу назвать себя его фанатом не можете. Как это понимать? Ведь космос – ваша жизнь…

 

- Всё очень просто. Понимать это нужно так, что я фанат семьи, друзей и добрых отношений между людьми. Вот, что для меня первостепенно. Незачем лукавить: в околокосмическую среду я попала по воле случая. И сказать, что испытываю какой-то особенный экстаз от такого поворота событий, нельзя.

Понимаете, я бы могла с таким же успехом  работать, к примеру, и в мясо-молочной промышленности. Так что, к космосу испытываю то, что можно назвать пиететом, здоровым восторгом. Космос – это то, что стало моей профессиональной жизнью, это то, чем живет мой любимый человек, мой муж. И я люблю и умею про это разговаривать; порой шучу даже, что знаю про космос больше, чем сами космонавты. Словом, мне очень радостно оттого, что мои знания и форма, в которую их облекаю, могут кому-то «сделать интересно».

Я пишу с большим удовольствием и с таким же удовольствием встречаюсь с читателями, принимаю участие в телепередачах, в формате вопрос-ответ провожу лекции для детей, у меня было несколько презентаций в книжном магазине «Библио-Глобус». Деньги от продажи моих книг идут на благотворительность. Но все это отюдь не фанатство.

Кстати, хотела бы упомянуть про очень важный и красивый благотворительный проект моей близкой школьной подруги Светланы Пчельниковой «Парад кукол - детям», в рамках которого я занимаюсь благотворительной деятельностью. Известные люди создают своими руками кукол, а на вырученные средства покупают кардиостимуляторы для больных деток. Также Света опекает двух хронически больных детей, лечение которых, увы, не поддерживает наша страховая медицина.

Света является основателем масштабного международного Салона кукол, который ежегодно проходит в Москве на Тишинке, и она же создала фигурку малыша-астронавта – эмблему благотворительной акции. Этого человечка мой муж Франк брал с собой на орбиту.

 

_1RU4694

236B3594

 

- Лена, а для чего, по-вашему, людям космос? Почему мы так стремимся туда?

 

- Некто Колумб однажды поплыл куда-то в Индию, а приплыл куда-то в Америку. Какая была от этого польза среднестатистическому испанскому пейзанину в XV веке? А в начале XX века братья Райт и Валерий Чкалов совершили свои беспересадочные полеты.

И какую, скажите, выгоду получил от их подвигов угнетенный крестьянин в Советской России? Но где бы все мы были сегодня со своими уик-эндными шопингами в Нью-Йорке, если бы не Колумб и Чкалов? Это к тому, что большое зачастую видится на расстоянии.

А вообще, мне этот вопрос задают нередко, и иногда с целью как-то прижучить и разоблачить. Ведь деньги на космос тратятся невероятные. Здесь речь даже не о многих миллионах, а о миллиардах, притом, что явная выгода обывателю вроде бы и не заметна.

И здесь я не могу не привести слова космонавта Александра Викторенко, у которого давным-давно сама спросила о том же. Считаю, лучше просто не ответишь. Леночка, сказал он мне тогда, знаешь, есть такое животное - свинья называется. Так вот, у нее таким образом устроена шея, что не может поднять голову, поэтому свинья никогда не увидит звезд: она будет вечно копошиться в земле и искать свои желуди. А мы, Леночка, люди.

 

_DUB4499

DSC00131[1]1

DSC00133[1]1

DSC00132[1]1

DSC00136[1]1


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: