На главную

    Свой взгляд на столицу и не только

 

 

 

Лосиный остров: Наш Баден-Баден

« Назад

10.12.2014 13:54

 

Текст: Екатерина Щеглова

Фото: автора, открытые источники

 

Зачастую мы не знаем истории района, где живем. Татьяна Ефимовна Ананьева проживает в Лосиноостровском районе уже почти 40 лет, но краеведением увлеклась недавно — около 5 лет назад. В прошлом она работала режиссером-документалистом. В интервью  нам она поведала много интересного об истории района и его храмов и, конечно же, о тех, кто жил в этих местах.

 

los555

 

— Татьяна Ефимовна, вы поселились в  Лосиноостровском районе в 1975 году. Каковы ваши воспоминания об этих местах в тот далекий период?

 

— Тогда это был «край географии». Еще оставалось много деревянных домиков: идешь в сторону Джамгаровского пруда или в сторону Осташковской улицы, и везде тебя окружает эта старая деревянная архитектура. Дома утопали в плодовых деревьях, которые так красиво цвели по весне. Потом постепенно все это начало исчезать. Недавно в районе улицы Изумрудной снесли последний деревянный домик. На пересечении Изумрудной и Коминтерна сохранился, правда, старинный двухэтажный каменный дом — сейчас в нем размещается Единый расчетный центр. Но хотя многое изменилось, я очень люблю наш район, и не представляю, как могла бы уехать отсюда.

 

 IMG__9145

 

 — А как началось ваше увлечение краеведением?

 

— Я познакомилась с Петром Анатольевичем Захаровым, преподавателем железнодорожного колледжа, который уже много лет интересуется историей. Он и стал моим наставником. Именно он собирает главную часть материалов — в Ленинке и в других местах, я тоже изучаю печатные труды, какую-то информацию из Интернета. Мы вместе создаем некоторые исследования.

 

0_51515_45fac986_orig

Станция "Лосиноостровская", фото с сайта: transsib-ru.livejournal.com

 

— Что вас особенно впечатляет в «ранней» истории местности «Лосиноостровская»?

 

— Знаете ли вы, что дачный поселок Лосиноостровск сравнивали с Баден-Баденом? Этому способствовали сосны и местные целебные источники. Поэтому в поселок привозили туберкулезных больных, детей из приютов. А обеспеченные жители «Лосиноостровскоой»  финансировали  все это. Здесь было, например, имение банкиров Джамгаровых, имя которых носят сейчас парк и пруд. Один из братьев Джамгаровых, Иван Исаакович, был  членом Благотворительного тюремного комитета и заботился о детях заключенных. Его супруга опекала этих детей, они жили у нее в доме.

Интересно, что это был самоуправляющийся поселок — на общественные деньги были созданы храм, библиотека, гимназия, вольная пожарная дружина, телефонная станция, издавался журнал «Лосиноостровский Вестник». Кстати, одним из столпов этого самоуправления был губернатор Москвы Владимир Джунковский — почетный член местного «Общества Благоустройства Лосиноостровска».

 

404264

Джамгаровский пруд, фото с сайта: http://fotkidepo.ru

 

— Я знаю, что особое внимание вы уделяли изучению историю местных храмов.

 

— Да, и кроме того, истории людей, связанных с ними. В период с 1936 по 1944 году на бывшей улице Тургенева, а ныне — Вешних Вод, относящейся к Ярославскому району, располагался подпольный Храм. Он находился на втором этаже частного деревянного дома, не все жильцы которого знали, что у них наверху идут богослужения. В 1944 году всех, кто был причастен к храму, арестовали, а этот дом давно снесли.

В 1993 году, как режиссер-документалист я делала фильм об отце Александре Мене. Тогда я узнала про целый пласт истории под названием «катакомбная церковь». Мало того, уже лет 15-16 спустя выяснилось, что многие люди, с которыми я общалась в процессе работы над фильмом, были прихожанами этого храма.  Например, это Вера Корнеева. У нее была очень тяжелая судьба — 5 лет она провела в заключении, в пожилом возрасте бывшая дворянка много лет проработала уборщицей, ухаживала за сумасшедшей родственницей. Умерла она в глубокой старости.  Всю жизнь Корнеева прожила недалеко от станции «Лосиноостровская». Я читала ее воспоминания, но, сожалению, она так и не согласилась дать мне интервью.

Один из главных «моих» персонажей — это также святой Афанасий Ковровский, он был в храме гимнографом, то есть писал тексты церковных служб. Это легендарный человек — в 1934-1935 годах он тайно, с иконой, спрятанной под пальто, освятил все станции московское метро. В честь Ковровского названа звезда в созвездии Скорпиона.

 

6032

 Святитель Афанасий Ковровский, фото с сайта www.pravmir.ru

 

— В районе ведь были не только подпольные храмы?

 

— Да, был разрушен храм Николая Чудотворца на пересечении Федоскинской улицы и Хибинского проезда — чудом сохранилось  его фотоизображение. У этого храма интересная история — он был создан при приюте фельдшериц, созданном Раисой Знаменской-Святловской. Это была легендарная женщина — она училась в Брюсселе, была квалифицированным врачом и ученым. Какое-то время, благодаря первому супругу, Святловская примыкала к революционному крылу, но затем целиком сконцентрировалась на лечебной практике. Во время Первой мировой войны она работала в Сербии в военном госпитале, где лечила русских и сербов, за что была удостоена Государственной награды Сербии. Многие пациенты писали ей впоследствии письма. Ее заведение в «Лосиноостровской» называлось «Убежище для лиц женского пола, имеющих медицинское звание и впавших в неизлечимое состояние». При нем и был построен храм.

Также снесли храм Казанской Божьей Матери на пересечении улиц Коминтерна и Рудневой. Сейчас храм в честь того  планируют восстановить уже в другом месте — на Осташковском проезде. А вот храм святых мучеников Адриана и Натальи на Ярославском шоссе никогда не прекращал своей работы.

 

— Насколько мне известно, трагические события имели здесь место и во время Великой Отечественной войны…

 

— Да, 30 декабря 1941 года на станции «Лосиноостровская» был взорван эшелон № 40475, который вез бригаду воздушно-десантных войск №18 на фронт. Погибло около 400 человек, выжили единицы, в радиусе полукилометра сгорели дома.

Петру Захарову удалось выйти на Николая Антоновича Ивина, который был досконально знаком с этой историей. В числе других молодых новобранцев, юноша из города Уральска  ехал в том поезде. Ивина спасло то, что он выскочил из вагона, чтобы набрать снега в котелок. Интересно, что этот день — 30 декабря — был днем его рождения. А еще это был день убиенных отроков, сгоревших заживо.

На фронте Николай Ивин воевал с немцами и японцами, а затем судьба вновь привела его в Лосиноостровский район — он был директором школы сначала здесь, а потом в Бабушкинском районе. И эти школы были лучшими. С учениками из Воскресной школы он также работал над восстановлением храма Святого Сергия Радонежского в Бибирево. Николай собрал фамилии всех людей, погибших в том поезде — это стало делом его жизни. На Раевском кладбище на Олонецком проезде был создан  мемориал с выбитыми на нем именами.  Мы тесно общались с Николаем Ивиным, и вместе с ним и Петром Захаровым, инициировали создание на станции «Лосиноостровская» мемориальной доски. Она появилась пару лет назад. К сожалению, Николай Ивин  вскоре после этого ушел из жизни.

 

                                       -лосиный-остров-логотип-e1359135076517

karta_lo

 


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: